Saturday, 25 June 2011

Какова же роль монархии в современном мире? (Часть 1)

На флаге Лихтенштейна имеется символ монархии - корона

Вступление

Продолжаю столь любимую мною тему монархии. Недавнее любопытное открытие в этой области – в Интернете немало монархических блогов (http://samoderjavie.ru/blog) и интересных статей, одну из которых хотелось бы обсудить в этом посте. Это статья Сергея Манькова «Роль монархии в современном мире» (http://samoderjavie.ru/node/569). Автор выражает в ней несколько довольно нетрадиционных взглядов на монархический способ управления государством и опровергает ряд мифов с ним связанных. Статья очень достойная, хотя в ней имеется довольно серьёзный недостаток, который я постараюсь вкратце обсудить в следующем посте.

Мифы

Вот мифы, которые пытается опровергнуть автор: 1) Монархия – отжившая и устарелая форма правления, которую неизбежно должна сменить более совершенная форма – республиканская; 2) большинство государств мира либо уже отказались от монархической формы правления, либо сохраняют её по инерции, в силу несовершенства своей политической системы. Монархи в подобных государствах являются лишь «красивой традицией» и не играют никакой существенной роли во внешней и внутренней политике своих стран; 3) В доказательство «регрессивности» монархии утверждается, что после её падения ни один народ мира якобы не только не вернулся к ней, но и даже не делает подобных попыток.

Факты

 А вот факты, которые если не опровергают эти мифы, то, по крайней мере, ставят их под сомнение.

Первое место по числу стран с монархической государственностью держит Азия. Среди них – прогрессивная и демократичная Япония, лидеры мусульманского мира – Саудовская Аравия, Бруней, Кувейт, Катар, Иордания, Бахрейн, Оман, а также две монархические конфедерации – Малайзия и Объединённые Арабские Эмираты. А еще – Таиланд, Камбоджа, Бутан.

Второе место принадлежит Европе. Монархия здесь представлена не только ограниченной формой - в странах, занимающих лидирующее положение в ЕЭС (Великобритания, Бельгия, Нидерланды, Люксембург и др.), но и абсолютной формой правления – в государствах-«карликах»: Монако, Лихтенштейне, Ватикане.

Третье место – за странами Полинезии, и четвёртое за Африкой, где в настоящее время сохранилось всего три монархии: Марокко, Лесото и Свазиленд.

Ряд республиканских стран фактически имеют на своей территории традиционные местные монархические или родоплеменные образования, чьи права даже закреплены в конституции. К ним нужно отнести Уганду, Нигерию, Индонезию, Чад и другие. Даже такие страны, как Индия и Пакистан, упразднившие суверенные права местных монархов (ханов, султанов, раджей, магараджей) в начале 70-х годов XX-го века, зачастую вынуждены принимать существование этих образований, поскольку часто обращаются к авторитету обладателей монархических прав при разрешении региональных религиозных, этнических, культурных споров и прочих конфликтных ситуаций.

Конечно, монархия не решает автоматически все социальные, экономические и политические проблемы. Но, тем не менее, она может предоставить известную долю стабильности и равновесия в политической, социальной и национальной структуре общества. Вот почему от монархии не спешат избавляться даже те страны, где она существует исключительно номинально, скажем, Канада или Австралия. Политическая элита этих стран в большинстве своём понимает, насколько важно для равновесия в обществе, чтобы верховная власть была a priori закреплена в одних руках и политические круги не вели за неё противостояние, а работали во имя интересов всей нации.

Более того, исторический опыт показывает, что лучшие в мире системы социального обеспечения построены именно в монархических государствах. И речь идет не только о монархиях Скандинавии. Такая система выстроена в вышеупомянутых странах Персидского залива, где нефти зачастую намного меньше, чем на некоторых месторождениях РФ. 

Вторая половина XX-го столетия даёт нам несколько успешных примеров возвращения народов, переживших эру нестабильности, гражданских войн и иных конфликтов, к монархической форме правления. Самый известный и, несомненно, во многом удачный пример – это Испания. Прошедшая через гражданскую войну, экономический кризис и правую диктатуру, она вернулась к монархической форме правления, заняв достойное место среди семьи европейских народов. Других примером явилась Камбоджа. Также монархические режимы на местном уровне были восстановлены в Уганде, после падения диктатуры маршала Иди Амина (1928-2003), и в Индонезии, которая после ухода генерала Мохаммеда-Ходжа Сукарто (1921-2008) переживает настоявший монархический ренессанс. Один из местных султанатов был восстановлен в этой стране спустя два столетия, после того как он был уничтожен голландцами.

Реставраторские идеи довольно сильны и Европе, прежде всего это относится к балканским странам (Сербии, Черногории, Албании и Болгарии), где многим политикам, общественным и духовным деятелям постоянно приходиться высказываться по данному поводу, а в ряде случаев и оказывать поддержку главам Королевских Домов, бывшим в изгнании. Это доказывает опыт короля Албании Леки, чуть было не свершившего в свой стране вооруженный переворот, и успехи царя Болгарии Симеона Второго, создавшего собственное национальное движение, названное его именем, сумевшего стать премьер-министром страны и являющегося в настоящий момент лидером самой крупной оппозиционной партии в парламенте Болгарии, вошедшей в коалиционное правительство.

Вывод

Автор делает вывод, что стабильность политической и экономической систем большинства монархических стран делает их не только не устаревшими, но прогрессивными и привлекательными, заставляет равняться на них по ряду параметров. Так что монархия — это не приложение к стабильности и достатку, а дополнительный ресурс, позволяющий легче переносить болезнь, быстрее выздоравливать от политических и экономических невзгод.

Продолжение следует...

4 comments:

  1. Привет, Игорь! Вчера купил роман В. Аксенова "Вольтерьянцы и вольтерьянки" , а сегодня первый день, как вышел в отпуск.За июль прочту и вышлю тебе.Судя по аннотации, книга о взаимоотношениях Вольтера и Екатирины Великой.Предвкушаю интересное чтение. Пока

    ReplyDelete
  2. Спасибо Валера за новость и очень подходящий комментарий:-) Я увеен книга тебе понравится, кстати, Аксенов получил за нее Русского Букера в 2004 что-ли году.

    ReplyDelete
  3. В 2007 году, а затем во время беспрецедентного политического кризиса 2011-2012 годов, когда Бельгия 541 день жила без правительства, бельгийский король Альберт II оказывал решающее влияние на ход переговоров. Привлекая на свою сторону таких видных политических деятелей, как Херман Ван Ромпёй, Ги Верхофстадт и Элио Ди Рупо, он сумел предотвратить распад страны на франкоязычную Валлонию и Фландрию, где говорят на нидерландском языке. (http://inopressa.ru/article/05Jul2013/lemonde/belgique.html)

    ReplyDelete
  4. Monarchies weather the storm


    The royal families of the Middle East have had a pretty good Arab Spring so far - rather better than some of them might have feared. That's been as true in Jordan and Morocco as it's been in the Gulf. The governments that have collapsed or wobbled were more or less modelled on Soviet-style one-party states propped up by powerful security establishments.

    There's no one single reason for this of course. Bahrain has shown itself ready to use heavy-handed security tactics while others have deployed subtler measures - Qatar hiked public sector salaries in the first months of upheaval. And of course the Gulf Kingdoms effectively have exportable discontent - most lower-paid jobs are done by migrant workers and if they start chafing about conditions of work or political rights they can be sent home.

    It's also possible that people feel a degree of attachment to royal rulers that unelected autocrats can't match - however grand a style they choose to live in.

    ReplyDelete